Быть параноиком — хорошо Конспект Нассима Талеба

Быть параноиком — хорошо
Конспект Нассима Талеба о том, как пандемия изменила нашу жизнь

Почему пандемия COVID-19 ― не черный, а белый лебедь, и к чему быть готовым в мире, который так быстро меняется, ― в конспекте выступления доктора философии Нассима Николаса Талеба на «Синергии Онлайн».

Нассим Николас Талеб ― философ, эссеист, автор теории «Черного лебедя».
«Черный лебедь» ― это редкое событие, которое трудно прогнозировать, но оно меняет весь мир. Это Первая мировая война, изобретение интернета, распад СССР.

10 000 лет назад жить было проще ― люди понимали, как всё устроено. Но в нашем мире слишком много переменных, событий, новшеств, с которыми надо как-то разбираться.
Главная идея и задача современного человека не в том, чтобы понять мир, а в том, чтобы научиться жить в мире, который мы не до конца понимаем.

Проблема отсутствия экспертизы

То, что сейчас происходит ― проблема отсутствия экспертизы. Что это значит?
Вы знаете, что рестораны, которые получают всякие премии, после этого быстро закрываются? Всё потому, что их присуждают рестораторы или вовсе журналисты ― люди извне, не практики, которые не понимают внутреннюю кухню. Они дают премии за красивую музыку или атмосферу. В сущности, они хвалят сами себя.
Награды раздают люди, которые ничего не знают о рисках и не могут помочь, когда возникает проблема.

Сейчас мы всё чаще сталкиваемся с людьми, чья экспертиза ограничена теорией — я их называю «интеллектуальными идиотами»

Это целый класс людей, у которых могут быть ученые степени и даже диплом Гарварда, но нет практики — они совершенно оторваны от реальности. Круг их общения замыкается такими же коллегами-теоретиками, и все вместе они воспринимают реальность искаженно, потому что смотрят на неё как бы со стороны.

В Древнем Египте такими «интеллектуальными идиотами» была каста писарей, которые умели читать и писать, но при этом управляли государством, где большинство людей были безграмотны. Что произошло с Египтом? Он пал, потому что им управляла каста, которая совершенно не понимала, что происходит в реальности.

Проблема экспертов-теоретиков в том, что они пытаются понять мир и руководствуются теорией, совершая ошибки на практике

Найти хорошего стоматолога или сантехника гораздо проще, чем ресторатора. Почему?
Возьмём для примера сантехника. Как вы оцените, грамотный ли он специалист? Всё просто: если сантехник починил кран — значит, он хороший сантехник. Или стоматолог — его работу вы оцениваете по состоянию ваших зубов после приема. В обоих случаях мы видим результат, который оценивают не коллеги по цеху, а конечные потребители.
Рестораторов никогда не судят за результат — они не испытывали трудности владельца ресторана «на собственной шкуре», не знают, как превратить убыточный бизнес в процветающий, и даже на кокосовой пальме не смогут найти кокос.

Более компетентные люди живут на микроуровне, тогда как на макроуровне мы чаще встречаем некомпетентных специалистов

Когда происходят редкие события, люди, не связанные с реальностью, совершают две основные ошибки.

Первая. Наивный эмпиризм

Основная тема книги «Черный лебедь» — два вида реальности, которые разделены пропастью: медиокристан и экстремистан.

В первой ― аномалии легко спрогнозировать, и они не наносят сильного ущерба. А в экстремистане появляются «чёрные лебеди» ― однократные события, которые нельзя предугадать. И наш мир очень на него похож.
Но пандемия ― это белый лебедь. Потому что о ней знали, и её последствия можно было спрогнозировать. Ещё в «Чёрном лебеде» я говорил о возможной странной и быстро распространяющейся болезни.
Сегодня у людей запредельная скорость перемещения: можно сесть в самолёт и через несколько часов оказаться на другом конце мира. Такой скорости, как у нас сейчас, не было никогда.

Такой скорости, как у нас сейчас, не было раньше ― мы никогда не распространяли болезни так быстро

При первых известиях о коронавирусе, часть стран быстро отреагировала и приняла меры, а остальные псевдоэксперты утонули в дискуссиях, нужно ли закрывать границы, и сравнивали смертельную болезнь со статистикой утонувших в бассейнах людей. Но человек, утонувший в бассейне, не может заразить тысячи других граждан.
Когда в мире было примерно 60 смертей от COVID-19, я связался с администрацией президента и посоветовал принять срочные меры. Тогда меня никто не воспринял всерьез и сказали, что всё рассосётся ― ведь это всего лишь 60 смертей.

непредвиденные риски

Не понимая мира, в котором живёт, американское правительство не захотело потратить копейки, чтобы спасти экономику. Сегодня оно тратит триллионы.

Вторая. Непонимание асимметрии

Здесь мы подходим к непониманию редких, маловероятных событий, но несущих огромные последствия. Псевдоэксперты не понимают, как к ним относиться.

Сначала ВОЗ говорила, что нет никаких точных доказательств эффективности масок, и это лишнее. Но отсутствие доказательств — это не то же самое, что и доказательство обратного.
Пандемия показала, что если все носят маски, то количество заражений снижается по экспоненте на 30% — теперь все знают, что маски работают. С такими вещами нельзя экспериментировать.
Большинство людей изучает риски на примере средних значений, но это неправильно. Представим, что сто человек ходят в казино по одному дню, а один человек — 100 дней. И если этот человек на 28 день банкротится, то на 29 ему будет уже не на что играть.

Всегда нужно держать в голове, что некоторые события, хоть и с малой вероятностью, но всё-таки наступают, и к ним нужно быть готовым

Это как русская рулетка, только вместо смерти банкротство: если ты совершаешь одно действие из раза в раз, есть стопроцентная вероятность стать банкротом (заметьте, русские изобрели русскую рулетку, но сами в неё не играют).
ВОЗ ошибались, потому что там сидят представители наивного эмпиризма, которые думали: ничего, и так сойдёт, но если что — мы всё переиграем. Теперь мы слышим от них, что носить маски надо.
Когда дело касается глобальных катастроф, которые статистика предугадать бессильна, нам стоит быть немного параноиками.

Потому что те люди, которые управляют такими событиями, не понимают, как они работают и что к ним приводит. У них нет реальной связи с миром, и они не понесут ответственности за произошедшее.

Общество должно жить с пониманием, что может произойти что-то, что выйдет за рамки их «железной» уверенности

Кроме того, пандемия показала, что руководители регионов гораздо умнее федерального правительства. Президенты — люди макроуровня— показали себя беспомощными, а мэры, обладая меньшей властью, оказались проворнее.

Проблема в том, что центральные власти сидят слишком высоко и оторваны от реальности, а люди на местах лучше знают, что делать

Из-за пандемии произошла передислокация силы из центра на места. Города закрылись, закупорились, и мэры были вынуждены решать проблемы внутри.

Черные лебеди

Вместо послесловия

Кризис 2020 года — это фактически репетиция. Ситуация могла быть гораздо хуже и опаснее. Представьте, что появились бы бактерии с иммунитетом к антибиотикам?
То, что сейчас происходит, помогает нам выработать иммунитет к глобальным трудностям. Люди нарабатывают некую мозоль, чтобы быть готовыми к следующему наплыву болезни.
Я думаю, что это ещё не конец, будет несколько шоковых волн, но в процессе «подготовки» к этому общество становится сильнее.

Три главных мысли

Не теряйте связь с реальностью. В какой бы сфере вы ни работали, будьте практичны и не ограничивайте свой круг общения только коллегами и людьми, которые думают так же, как вы.
Учитывайте риски. Особенно те, которые кажутся вам маловероятными. Какими бы редкими ни были катаклизмы, иногда они происходят.
Соблюдайте баланс и не отдувайтесь за всех. Принимайте на себя только те риски, с которыми можете справиться.

Click to rate this post!
[Total: 0 Average: 0]
Поделитесь пожалуйста этой страницей с другими людьми

Поделитесь своим мнением